headerphoto

Приток млекопитающих

В районе, окружающем Мар-дель-Плата, слои чападмалальского яруса непосредственно перекрываются типовыми отложениями укийского яруса с типовой фауной укийского века развития наземных млекопитающих. Несколько других фаун млекопитающих примерно того же возраста, но менее изученных, известно из местонахождений, рассеянных по Южной Америке. Данные по типовой фауне ясно указывают, что в это время уже существовало прямое сухопутное соединение между Северной и Южной Америкой и что Великий американский обмен был в расцвете.


Предвестники обмена

В монтеэрмосий — чападмалалий появляются также новые предвестники Великого американского обмена. Кроме Cyonasua — Древнейшего из таких предвестников, сохраняющегося с уайкерия, — здесь появляется Chapadmalania — странный родич енотов (Procyonidae), который настолько крупнее всех остальных известных представителей этого семейства, что его сначала приняли за медведя. В чападмалалий впервые появляется еще одно семейство плацентарных хищников — Mustelidae (куньи), представленное скунсом рода Conepatus, распространенного и до сих пор по всей Южной Америке и доходящего на север вплоть до южной части Штата Юта. Появляется также первое копытное млекопитающее сравнительно позднего североамериканского происхождения — Пекари, близкий к роду Platygonus.


Конечный эффект Великого американского обмена

Удобно (хотя это и произвольно) использовать эту фазу максимального обмена для проведения границы между плиоценом и плейстоценом, относя в Южной Америке чападмалалий к плиоцену, а укий — к плейстоцену. Если применить тот же критерий к Северной Америке, то эта граница пройдет внутри бланкского века в его нынешнем обычном понимании, причем ранний бланко будет соответствовать самому позднему плиоцену, а поздний бланко — древнейшему плейстоцену.


Изменение в фауне после обмена

То обстоятельство, что после укия в Южной и бланко в Северной Америке обмен по существу прекратился, заставляет предполагать, что возникшие в результате этого обмена фауны смешанного происхождения довольно быстро достигли равновесия по общему составу. Однако это не следует понимать буквально даже для Северной Америки, где долговременный эффект обмена был сравнительно незначительным. На самом деле североамериканские фауны заметно изменились за время от бланко до голоцена не только вследствие вымирания большинства групп южноамериканского происхождения, но также и за счет вымирания многих групп иного происхождения, среди которых были хоботные (мамонты и мастодонты), местные лошади, саблезубые кошки, короткомордые медведи, тапиры и верблюды. Появились также некоторые новые фаунистические элементы, пришедшие из Азии, среди которых наиболее заметными были бизоны.


Вымирание древних копытных

Семейство Proterotheriidae Более веские доводы можно привести в пользу предположения о вымирании древних местных копытных, вызванном конкуренцией с пришельцами. Такое объяснение действительно весьма вероятно, но полной определенности нет и здесь, и в любом случае эта причина едва ли может быть единственной. Вспомним, что разнообразие древних местных копытных свелось всего к пяти семействам задолго до появления в южноамериканской летописи каких бы то ни было североамериканских копытных. Одно из этих семейств (Proterotheriidae, относящееся к литоптернам) исчезает перед укием, другое (Hegetotheriidae) — в укий, а третье (Mesotheriidae) вымирает в энсенадий, вскоре после укия. Все это создает впечатление последовательных утрат в процессе продолжавшейся конкуренции, но процесс этот начался до появления других копытных. Помимо этого, два древних семейства (MacraucheniidaeuToxodontidae) удерживаются в летописи в течение еще примерно 2 млн. лет после того, как из Северной Америки пришли другие копытные. Впоследствии они вымерли, причем, насколько можно судить, в то же самое время, что и некоторые из их предполагаемых конкурентов — лошади и мастодонты.


  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3