headerphoto

Описание головы найденных лошадей

Позднее, в том же XIX в., а точнее, в 1876 г. не менее знаменитый американский палеонтолог О. Марш (О. Marsh) описал остатки мелкого животного под названием Eohippus, что означает «заря лошадей». Марш узнал в нем представителя сем. лошадиных, близкого к предкам наших нынешних лошадей, или, возможно, даже их прямого предка. Такой вывод был бы невозможен, если бы Марш не располагал еще несколькими ископаемыми представителями этого семейства, которые как по геологическому возрасту, так и по анатомическому строению занимали промежуточное положение между Eohippus и Equus. Затем было установлено, что Hyracotherium был весьма похож на Eohippus и что на самом деле эти два предполагаемых рода просто идентичны. В конце концов был найден и смонтирован целый скелет эогиппуса (популярное название рода, известного в систематике как Hyracotherium). Только после этого стало возможным создать его достаточно правдоподобную реконструкцию. Оказалось, что он не так уж сильно напоминает Equus и отнюдь не похож на даманов или кроликов.

Даже по самому первому найденному и описанному экземпляру Hyracotherium можно было бы восстановить вид головы этого животного. Когда выяснилось, что Hyracotherium относится к сем. лошадиных, создать обоснованную реконструкцию животного в целом все еще оставалось невозможным, пока не стал известен весь его скелет. Можно было сделать вывод, что у этого животного должно было быть от одного до пяти пальцев на каждой ноге, но сколько именно — сказать было нельзя. (Оказалось, что у него было по четыре пальца на передних ногах и по три на задних.) Располагая одними лишь зубами и черепом, о таких признаках, как длина и постановка конечностей, длина хвоста, ширина спины и грудной клетки, которые необходимо знать, чтобы обеспечить достаточное подобие реконструкции, нельзя было даже строить догадки.

Таким образом, первое, что обычно необходимо для реконструкции внешнего вида ископаемого животного, — это знать строение скелета реконструируемых частей тела. Если известны лишь череп и нижняя челюсть, то можно надежно реконструировать только голову. За исключением некоторых ископаемых форм, близкородственных современным животным и сходных с ними, нельзя надежно реконструировать животное в целом, пока не известен весь его скелет. В реконструкциях, созданных для нашей книги, мы строго придерживались этих правил. Здесь это было особенно желательно, поскольку большинство ископаемых млекопитающих Южной Америки не связаны близким родством ни с одним из ныне живущих млекопитающих.

Для преобладающего большинства ископаемых млекопитающих, происходящих из разных районов земного шара, полные скелеты не известны, и это в полной мере относится к Южной Америке. Большая часть вымерших видов описана на основании зубов и обломков челюстей. Сами по себе эти остатки обладают характерными особенностями, они распознаваемы и обычно могут служить надежными доказательствами родственных взаимоотношений, однако на них нельзя полагаться, если нужно, восстановить облик животного. К счастью, однако, по многим семействам южноамериканских вымерших млекопитающих найдены полные или почти полные скелеты хотя бы одного их представителя. Из всего палеоцена и эоцена Южной Америки — двух первых эпох Века млекопитающих — до сих пор достаточно полно известен только один скелет, но довольно большая серия более поздних родов известна по скелетам, и для них можно создать полные научные реконструкции.


Метки: Eohippus , О. Марш